Интеллектуальные машины

Робототехника для особо опасных работ

Фото: ft.com

В нашумевшем сериале HBO «Чернобыль», помимо основной сюжетной линии, есть масса интересных деталей. Например, идея использования роботов для расчистки завалов на месте катастрофы. По сюжету машина, которая должна была разгребать груды радиоактивного металла, поддалась интенсивному излучению и расплавилась, и местные власти заставили ликвидаторов выполнять эту тяжёлую и опасную работу.

Современные ядерные установки гораздо безопаснее, чем созданные 30 лет назад, и всё же существуют объекты, которые обладают повышенным уровнем опасности: например, старый атомный комплекс Селлафилд (Великобритания) или японская электростанция Фукусима-1, пострадавшая от обвала реактора после землетрясения в 2011 году. Сейчас инженеры имеют доступ к большому количеству полезных роботов, оказывающих помощь во всём – от вывода опасных объектов из эксплуатации до аварийного восстановления. При этом угроза здоровью людей минимальна.

Одной из таких машин является Latro, разработанный Манчестерским университетом и технологической компанией Forth Engineering, которая специализируется на робототехнике для опасных сред, в том числе для морской энергетической инфраструктуры. Latro – это роботизированный паук, который умеет извлекать и сортировать радиоактивные материалы из опасных отсеков Селлафилда. Этот атомный комплекс оснащен огромным запасом смертоносных отходов ещё с момента его открытия в 1950-х годах.

Манчестерский университет также разрабатывает робототехнику для очистки электростанции Фукусима-1, в некоторых частях которой содержатся остатки ядерного топлива. Эксперт по ядерному выводу из эксплуатации, профессор университета Барри Ленокс (Barry Lennox) заявил, что в подобном контексте робототехника представляет собой разведывательную деятельность. Машина изучает обстановку внутри помещения, мощность излучения, фиксирует дозы радиации, а также местоположение остатков радиоактивного топлива.

Фонд промышленной стратегии правительства Великобритании, созданный в 2016 году, выдели 44,5 миллионов фунтов стерлингов для новых исследовательских центров робототехники в четырех университетах с правом разработки машин, способных работать в экстремальных условиях, например, в космосе или в открытом море. Манчестерский университет возглавляет Центр робототехники и искусственного интеллекта в ядерной области (Robotics and AI in Nuclear или Rain). Его исследованиями руководит консультативный совет, в который входят Sellafield Ltd, Rolls-Royce, AWE и EDF Energy, а также Управление по ядерному регулированию, которое консультирует инженеров по вопросам переноса технологии в промышленное производство. У Rain есть 38 отраслевых партнеров, между которыми организация популяризует свои исследования, и с которыми запускает последующие проекты. Все роботы, созданные в рамках такого партнёрства, работают на производстве. Например, погрузчик Avexis, разработанный в сотрудничестве с Forth, был первым транспортным средством с дистанционным управлением, которое вошло в бункер Селлафилд.

Университет Манчестера в настоящее время работает с Nuvia – дочерней компанией по производству ядерного топлива – над созданием платформы Carma, которая будет автономно обследовать площадки на предмет радиоактивного загрязнения. После многочисленных запросов на разработку других коммерческих роботов, исследователи из Манчестера создали отдел, названный Ice 9.

Университеты США являются первопроходцами в области экстремальной робототехники. Например, в Карнеги-Меллон разработали критически важное программное обеспечение для таких машин, как Mars rover, Curiosity, и сейчас работают над автономными роботами для будущих миссий на астероиды, Юпитер и Сатурн, где невозможно управление устройствами с Земли в реальном времени. А исследователи из Virginia Tech, среди ранних проектов которых есть автономные роботы для борьбы с пожарами на кораблях, сейчас конструируют экзоскелеты для снижения травматизма в производственных условиях. Они работают в партнерстве с Sarcos Robotics, филиалом Университета штата Юта, который имеет двадцатилетний опыт работы с экзоскелетами.