Аналитика

Диджитал-шейминг для украинского бизнеса: от хайпа к must-have

~ 5 мин

Рискнуть и трансформироваться, или замереть и продержаться в привычной «стабильности»? Сегодняшний день упрощает задачу для всех — привычной «стабильности» больше нет, а, значит, и продержаться в ней уже не получится

Переход к цифре, о каких бы подходах не шла речь, и правда изначально зашел в бизнес-среду как хайп – без преувеличения в преобладающем большинстве стран. Развитые экономики поспешно подавили эту волну, так как бизнес быстро распознал разницу между реальными инструментами роста и инструментами обычного маркетинга. 

В то же время, в числе по-прежнему отстающих проседает такое же преобладающее большинство тех, кто за это время поднял ставку с «неосведомленности» до «абсурда», продолжая даже в капитальный кризис отрицать любые возможности технологий или трактовать использование самых примитивных из них как «цифровое превосходство» над конкурентами. Украина, к сожалению, в числе упертых лидеров в данной категории большинства, которое никак не осилит уроки Запада. 

Глобально, практически всё проходит через хайп. Но не всё, в отличии от цифровой трансформации, после него остается, перерастая в must-have. 

Когда идея одна, а топливо для набора оборотов разное 

Есть штормящие факты, которые раньше игнорировать было сложно, а сейчас противопоказано в принципе. Их легко уместить в три ключевых вопроса, на которые должен дать ответ сам себе каждый, кто считает себя причастным к бизнесу и, тем более, к его продвижению.

Что мешает брать, когда дают?

Если обратить внимание на списки Fortune Global 500 последних нескольких лет, за место в которых компании борются десятилетиями, то станет очевидно, что лишь чуть более 10% из старожилов это удается по факту. Что произошло? На смену крупнейшим предприятиям даже из традиционно прибыльных отраслей, включая машиностроение, международный сетевой ритейл, энергетику и нефтегазпром, пришли цифровые компании – Google/Amazon/Apple/Microsoft, или те, которые поднялись на цифровой трансформации. При том они не просто обустроили свое лидерство, замкнув на себе рынок. Они его кардинально изменили: спродуцировали, адаптировали и привнесли в массы десятки и сотни ИТ-решений для всех без исключения секторов бизнеса. Запад разобрал их еще «горячими», сформировав такое же количество реальных проектов, где на фактических кейсах можно увидеть все преимущества, заложенные в диджитал. На этом параде уникальных и одновременно доступных возможностей отсутствие мотивации использовать хотя бы одну из них выглядит грустно. 

Что мешает видеть экономию там, где она есть? 

Безусловно, даже в изначально хорошо отлаженном бизнесе невозможно жестко срезать расходы без прямого риска задеть основы его функционирования. Но это и не примечательно. Что действительно стоит сделать, так это отбросить допотопные представления о том, как делаются базовые вещи, и скорректировать бизнес-модель, заставив ее работать как минимум на тот же результат, но на оптимизированных ресурсах. Интересно, что, согласно недавним исследованиям McKinsey и MIT, значительное количество показательных мировых примеров цифровой трансформации было осуществлено именно теми компаниями, по которым за последние 8 месяцев кризис ударил сильнее всего, и у которых при этом не было первоначальных планов на диджитализацию. Оптимизированная шпаргалка:

  • Все те же исследования (как, впрочем, и многие другие) говорят правду о том, что для успеха цифровой трансформации принципиально важна скорость принятия/внедрения решений. Увы, скорость — это не про украинский бизнес, но именно кризис, как ни странно, дает нам время: спланировать, посчитать, вычленить приоритеты, сориентироваться в ситуации, выделить максимум или минимум ресурсов – для того, чтобы с помощью цифровых решений сделать за месяцы или даже недели то, что в обычном режиме растянулось бы на годы. 
  • Купить на свое усмотрение любое дешевое ПО и установить «своими руками», или, как еще у нас принято, упаковать компанию дорогостоящими ИТ-активами без стратегического плана и ресурса под их внедрение, — равносильно пробить дно. Спойлер: в любой перестройке организационных процессов вначале нужно выжать максимум из уже внедренных технологий. А внедрять новые, особенно в кризис, нужно только с помощью опытного интегратора, который может настроить процесс на экономию. В наших же реалиях все наоборот: сэкономить пытаются вначале на ИТ-решениях, а потом на интеграции. Результат видим сами на примерах друг друга. 
  • Любой кризис для компании – такая же перестройка, как и для всей экономики, если она еще не легла замертво. Сегодня визуализировать свое успешное конкурентоспособное будущее есть смысл только в одном случае: когда при наличии доступного для трансформации капитала – он вложен в эту трансформацию. Все, что до сих пор держится исключительно на оффлайне и исключительно на человеческом факторе, обречено уйти в историю. 

Что мешает перейти от «мы не готовы» к «мы готовы»?

С одной стороны, это нормально, что «мы не готовы» — с учетом всех особенностей украинского бизнес-менталитета, организационного хаоса, перетекающего из одной отрасли экономики в другую, и специфики государства в целом. Стереотипирование многих прогрессивных форм развития и, тем более, выхода из ступора во многом обусловлено системной нестабильностью. Тем не менее, эту петлю анти-прогресса в состоянии снять именно бизнес. С другой стороны, как таковой готовности к цифровой трансформации не существует. Во-первых, сложно быть не готовым, когда этим занят весь цивилизованный мир, а все кейсы в пошаговых действиях – на виду и в общем доступе. Во-вторых, есть общеизвестный базис: для вывода компании на цифровые рельсы должна быть проведена пусть минимальная, но обязательная работа по формализации/оптимизации хотя бы ключевых бизнес-процессов компании. Крупным предприятиям понадобятся административные изменения и реорганизация всей структуры, а это прямо влияет на требования к ИТ-решениям, делая их несколько дороже. И все равно это неизбежно. В тот самый критический момент, когда «мы это знаем» перейдет к «мы это понимаем», вероятнее всего, и произойдет цифровой сдвиг. Просто число тех, кто при этом дойдет к «мы готовы» в наших реалиях, уже существенно сократится.