Читайте также на biz.nv.ua

Последние достижения мирового техпрогресса способны удовлетворить любые требования человека или государства. Даже в отстающей в понимании и применении многих технологий Украине стремительно растет число людей, испытывающих дискомфорт от недостатка возможностей. Как его устранить, пока еще не все упущено? Начать с системы образования, от которого сегодня зависит будущее наших детей.

Дым без огня

В международном Индексе образования ООН Украина в последние годы превзошла все ожидания, заняв 31-е место. Более того, в соответствии с последними показателями мирового развития Всемирного банка, наша страна есть и в списке 50-ти лучших стран для развития и образования в области информационных технологий, а также для экспорта ИТ-услуг. А еще – мы в десятке стран, где высшее образование подает большие надежды для формирования востребованных кадров на международном рынке.

Такую статистику приятно читать, но еще приятнее было бы наблюдать за тем, как эти цифры отражаются на возможностях наших детей в украинских реалиях. Что мы имеем по факту? Ни один из более чем пяти сотен высших учебных заведений страны в 2018 году не входит в международный список Шанхайского университета из 500 лучших вузов мира. Не обозначены в Украине и такие вузы, которые могли бы занять почетное место в 400 строчках глобального рейтинга QS1. Про школы и вовсе речь не идет.

Перед нами серьезная проблема в системе образования, которой не хватает интеллекта – и человеческого, и искусственного: мир быстро меняется, а вслед за ним – обязательные потребности в определенных подходах к обучению. Если адаптации не произойдет в ближайшее время, существует риск того, что специальные навыки, знания и компетенции украинских школьников и выпускников просто потеряют свою актуальность.

Устаревшая система содержания «вышки»

Лучшие университеты мира – Лондонский, Токийский, Австралийский, Стэндфордский – по большей мере частные заведения, открытые к партнерству с некоммерческими фондами и бизнесу. Последний играет ключевую роль в этой связке, так как заинтересован в высоко квалифицированных кадрах. А Оксфорд и Кембридж, к примеру, ведут не только научную, но и публичную деятельность. Это делается для привлечения всестороннего финансирования и развития современной цифровой инфраструктуры. Такие вузы пользуются большой автономией, и, несмотря на государственную поддержку, в преимущественно процветают за счет инвестиций. Важную роль играет качество образования и его прогрессивность, поэтому на такие результаты есть спрос.

При продуманном реформировании системы высшего образования Украина вполне способна трансформировать и свои университеты в независимые фонды – с надежной системой управления и контроля. Таким образом, само образование, политика исследований, направления научной деятельности и финансирование были бы децентрализованы и получили бы свежий глоток воздуха. Это интеграция западного опыта, и она жизненно важна. Например, Казахстан не так давно создал элитный государственный университет в сотрудничестве с 10 выдающимися зарубежными университетами и привлек частные инвестиции для внедрения в среду обучения студентов современные цифровые решения. Сегодня учреждение имеет ощутимый вес в международной академической среде.

Украину все еще истощают остатки советской системы. Мы не можем отпустить, но и содержать не в состоянии. Результат – согласно исследованиям Еврокомиссии в образовательном секторе, последние несколько лет страна ежегодно теряет 18-20 тысяч студентов с высокими интеллектуальными показателями, потому что они выезжают на учебу за границу. Притом более 25% из них не возвращаются на родину. Стоимость обучения в Западной Европе может составлять в среднем от нескольких сотен до нескольких тысяч евро за семестр. В Штатах – еще дороже. Эти деньги, к слову, могли бы остаться в Украине и пойти на усиление инструментов образования.

Государственное финансирование изначально должно быть привязано к человеческому фактору – студентам и преподавателям, а не к учреждениям. Первые должны получить возможность в виде актуальных дисциплин и практик. Вторые – возможность регулярно повышать свою квалификацию и впитывать новый опыт.

Кривой вектор реформирования школы

В этом году украинские школьники стали участниками очередного эксперимента в духе лучших традиций заимствования чужих практик, не вписывающихся в наши реалии.

Действительно, согласно международным рейтингам PISA, финская система образования является ведущей в Европе в настоящее время. Но для достижения таких результатов Финляндии потребовалось… 20 лет. У нас этого времени нет! Мы живем в век уникальных технологий, которые наши дети осваивают быстрее застрявших в системе привычных ценностей преподавателей. И, если уже через 10 лет нынешним первоклассникам придется делить свое рабочее место с роботами, оснащенными искусственным интеллектом, – почему бы не подготовить их к этому? Почему не использовать более передовые подходы США или, к примеру, Китая? В настоящее время США лидируют в этой области, поскольку контролируют треть международного образовательного рынка по эффективности. Ну, и, в конце концов, есть опыт Великобритании, Германии и Франции, которые вывели в приоритет индивидуальный подход к каждому школьнику как к личности, приветствуют экспериментальные программы и ставят на первый план цифровизацию обучения во всех образовательных учреждениях.

На этом фоне попытки Украины «цифровизовать» школы пока что выглядят более чем скромно. Мы снова начали с конца, игнорируя насущные потребности. В этом году Минобразования и науки представило проект эксперимента по внедрению электронных учебников на базе Национальной электронной образовательной е-платформы. До 2021 года чиновники планируют изучить четыре десятка экспериментальных учебных образцов, создать «электронный образовательный контент» в форме свободного доступа к ним и сформировать модули, которые обеспечат прозрачные механизмы их отбора…

А что получат от этого, собственно, школы, принимающие участие в проекте? По классу с интерактивной панелью, Wі-Fі-роутером и планшетами для использования электронного учебника? Каким образом подобная инициатива способна повысить квалификацию и навыки пользования передовыми технологиями преподавательского состава? Как это утолит жажду современных детей потреблять новое на базе традиционных практик?

Три кита для трансформации отрасли

  • Создание единой платформы цифровизации учебных заведений
    Государство может быть лишено возможностей оснастить школы технологиями в соответствии с потребностями. Но обязано иметь комплексный и продуманный план того, как это сделать. Нужно создать условия для развития необходимых интеллектуальных навыков и способностей у детей, а не растить из них однослойную рабочую силу. Если посадить за стол переговоров тех, кто готов к переменам, и тех, кто готов в это инвестировать, – общий язык будет найден. Не взирая на консервативность взглядов многих участников системы. Вопрос решает общая национальная стратегия, в рамках которой должна двигаться вся страна.
    Именно по такому пути пошли власти Китая, столкнувшись с огромным количеством проблем в школах и вузах, где подходы к образованию были слишком разношерстными и устаревшими. В 2017 году китайское правительство объявило амбициозный генеральный план цифровизации учебных заведений. Сегодня максимальное количество средств, выделяемых на образовательный сектор, идет на переобучение преподавателей, внедрение классов и факультетов по программированию, робототехнике и искусственному интеллекту, создание интеллектуальных платформ для обучения под индивидуальные потребности, привлечение инвесторов для переоборудования учебных заведений.
  • Международное партнерство и привлечение инвестиций
    Что необходимо для того, чтобы быть успешным на рынке труда в недалеком будущем, когда главным конкурентом будет не человек, а машина? Развитая логика, умение коммуницировать, принимать нестандартные решения, работать на стыке дисциплин и возможностей! Вот к чему должны готовить школа и вуз. Но бюрократические традиции не позволяют привлечь хороших иностранных партнеров и поддержать частные учреждения, стремящиеся продвигать собственные практики.
    Пускай государство не способно обеспечить эффективные реформы. Но, по крайней мере, должно простимулировать качественные изменения, которые пытаются точечно вносить частные учебные заведения – за свой собственный ресурс или за счет родителей учащихся.
    В Штатах существует большой процент школ, которые содержатся исключительно за деньги инвесторов и семей учеников. Дети обучаются по индивидуальным программам, ориентированным на их выраженные способности. Это не значит, что при этом они не получают базовые знания. Но, благодаря демократическому подходу к выбору дисциплин (по аналогичному принципу в США работает и система высшего образования) – смогут стать более конкурентоспособными на рынке труда. Поддержка государства в данном случае выражена тем, что власти не мешают таким учреждениям развиваться и не запирают педагогов в рамки какой-нибудь единой «финской» программы. Наоборот – они имеют доступ ко множеству современных интеллектуальных приложений, позволяющих усовершенствовать свои практики и наращивать опыт.
  • Избирательный подход к интеграции международных практик
    Западный опыт – больная мозоль на теле украинской власти, когда речь заходит об образовании, особенно начальном и среднем. Хотя за успешными и проверенными временем примерами далеко ходить не надо.
    В конце концов, существует прогрессивнейшая западная образовательная практика STEM, которую Украина никак не может решиться сделать стартовой площадкой для радикальных изменений. Формально национальную коалицию STEM с 20 организациями-членами (университеты, школы, компании и научно-исследовательские институты) мы учредили еще в 2015 году. Но где наш прогресс в продвижении этой платформы на сегодняшний день? Безусловно, для реализации такого продвинутого проекта необходимы дополнительные средства. Детям нужны конструкторы, робототехника, базовые интеллектуальные системы, измерительные комплексы, целый арсенал дорогой техники – 3D-принтеры, современные компьютеры, цифровые проекторы и т.д. Но эти вопросы решаемы, если не отпускать их на самотек и удерживать на повестке дня: подключать родителей, инвесторов, разработчиков, интеграторов, бизнес.
    Чтобы подготовить к инновациям преподавательский состав, тоже изобретать велосипед не придется. К примеру, не так давно Еврокомиссия учредила европейскую облачную инициативу Open Science – для ученых, исследователей и преподавателей, которая позволяет участникам проекта изучить все возможные исследования в данной сфере, пройти огромный выбор платных и бесплатных тренингов, семинаров и поучаствовать в онлайн-конференциях. Создание аналогичной платформы – вполне по силам даже украинским стартаперам.

Тут важно понимать, что образование напрямую завязано на перспективы страны. Украина нуждается в полной перезагрузке системы, а не перекройке существующей – с нововведениями, сбивающими с толку. И время перемен уже наступает на нам пятки.

Юрий Чубатюк, президент группы компаний Everest

Автор: Юрий Чубатюк


Комментарии