Украина сегодня – одна из самых популярных стран в Европе, продуцирующих инновационные стартап-культуры. Несмотря на то, что страна переживает серьезные колебания на экономической, политической и социальной аренах, немаловажным все же является тот факт, что ее технологический сектор составляет 3-5% ВВП. И такой показатель уже по факту является существенным на фоне многих событий, которые отвлекают внимание украинских властей от важности обращения к интеллектуальным технологиям и их внедрения в ключевые сферы жизнедеятельности государства.

По данным исследований американских консалтинговых компаний, в ближайшие 5 лет число рабочих мест, существующих на украинском IT-рынке, будет стремительно расти, и на это врядли повлияют общегосударственная нестабильность или скудное инвестирование в интеллектуальные разработки.

Зарубежные эксперты отмечают, что уже сейчас оклады инженеров-новаторов и работников IT-сферы на рынке Украины намного выше, чем во многих странах Европы. Но проблема состоит в том, что, не смотря на высокий интеллектуальный и технический потенциал, страна в целом движется в данном направлении весьма инертно, заставляя даже высокооплачиваемых специалистов задумываться о нецелесообразности своей работы в пределах государства.

Исход сложившейся ситуации был очевиден еще несколько лет назад: многие талантливые и уникальные разработки продаются за рубеж – компаниям, которые имеют, прежде всего, желание и финансовую возможность оценить подходящий проект и по-умному внедрить его в жизнь. В результате, состоянием на 2018 год мы имеем более 100 тысяч разработчиков, которые, хоть и не покидая Украину, все же предпочитают работать в западных компаниях на аутсорсе.

В то же время, в нашей стране наблюдается тенденция перехода многих компаний от «чистого аутсорсинга» к «живому производству», а это значит, что они научились разрабатывать собственные продукты и могут продавать их по всему миру. Но доверие людей к перспективе выхода Украины на мировой рынок интеллектуальных систем не дозрело до необходимого уровня ввиду некачественного информирования и недоразвития самого технологического сектора. Поэтому многие процветающие компании-стартаперы или точечные разработчики почти сразу продают свой продукт или себя Западу, даже не пытаясь раскрутить его в рамках своего государства.

Суть в том, что Украина, на самом деле, имеет неоспоримо сильную технологическую родословную, но, к сожалению, отстает в понимании ключевых трендов и игнорирует многие приоритеты развития в данном направлении. Камень преткновения заложен не в головах прогрессивных разработчиков, а в самой государственной системе, не имеющей поощрительных инструментов для реализации создаваемых ими проектов. И в данном контексте речь идет не только об инвестициях, а, прежде всего, об интересе к потенциалу наших специалистов, который следует проявлять на должном уровне ввиду мировых тенденций. В противном случае, уникальные предложения и инициативы будут выводиться на чужой рынок.

Эксперты отмечают, что украинские стартапы на самом деле уже давно изъявляют желание зайти на кухню глобального AI, так как не имеют плацдарма для расширения своих возможностей в рамках собственного государства. Так, например, одной из самых известных и претенциозных сделок 2012 года стала покупка Google украинской компании Viewdle за 45 миллионов долларов, а в 2015 году была успешно продана украинская компания Lookersy, занимающаяся мобильной обработкой изображений и AR. В процессе запуска стартапа была разработана мощная технология распознавания лиц и объектов, которая теперь успешно используется в различных решениях все той же компанией Google.

Безусловно, сложившаяся ситуация, дает основание западным хедхантерам тщательно отслеживать новые разработки в Украине с целью их привлечения на более развитые рынки интеллектуальных решений. На Западе давно пришли к пониманию того, что технологии – это будущее, а многие инженеры и ученые из Украины, как показала мировая практика, способны его обеспечить. Потому и пользуются колоссальным спросом.

В мире растут объемы прогностической аналитики, разрастаются технологии IoT и массивы Big Data. Соответственно, растут и требования к специалистам, способным выводить ключевые решения AI на уровень глобального применения. И в таких странах, как США, Китай и Япония, в частности, – собственных кадровых ресурсов уже недостаточно, как бы парадоксально это не звучало.

Согласно исследованию компании McKinsey, к 2020 году только в США будет отсутствовать от 140 до 190 тысяч ученых, способных эффективно работать с данными, и до 1,5 миллиона аналитиков и менеджеров соответствующих направлений. И, по последним прогнозам, многие из этих недостающих рабочих мест будут получены из высокотехнологичных талантливых, но более дешевых стран, среди которых Украина стоит на первом месте.

Можем ли мы повлиять на эту ситуацию? Однозначно да, – если в государстве будет инициирована консолидация усилий, направленных на поощрение технологической среды. Пока что она движется фривольно, находясь в постоянном поиске инвестиций и попытках прорваться в сектор широкого внедрения решений, давно необходимых экономике и бизнесу.

Важнейшим фактором развития научно-технического потенциала является обеспечение расширенного воспроизводства научных кадров. По количеству ВУЗов Украина также занимает ведущее место в Европе, но всего лишь 40% из них ведут научные исследования. При отсутствии масштабной государственной и инвестиционной поддержки достаточно сложно обеспечить и отладить связь науки с производством. Сложившаяся ситуация пока что напоминает замкнутый круг: без финансирования нет науки, без развития науки невозможна инновационная стратегия роста государства.

Однако, фундаментальные исследования и достижения украинских ученых в различных областях знаний, в частности, в сфере инновационного инжиниринга, получили мировое признание и держат нас на плаву. В нас верят, и дают возможность заявить о себе на международной арене, и пользоваться этим нужно уже сейчас. В Украине все еще хватает цепких умов, способных сделать нашу страну конкурентоспособным игроком на рынке интеллектуальных технологий.

Юрий Чубатюк, президент группы компаний Everest